о полиции и для полиции  
Слухи
Меню сайта



Форма входа

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.10.2017, 00:50

Главная » Статьи » ПРАВО » права и обязанности полиции

ВХОЖДЕНИЕ (ПРОНИКНОВЕНИЕ) СОТРУДНИКОВ ПОЛИЦИИ В ЖИЛЫЕ И ИНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ
ВХОЖДЕНИЕ (ПРОНИКНОВЕНИЕ) СОТРУДНИКОВ ПОЛИЦИИ В ЖИЛЫЕ И ИНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ,
НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ И ТЕРРИТОРИИ КАК МЕРА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННАЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ "О ПОЛИЦИИ"

Статья 25 Конституции Российской Федерации провозглашает жилище неприкосновенным и запрещает кому бы то ни было проникать в него "против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения". Абсолютная ценность конституционного права на неприкосновенность жилища подчеркивается в числе прочего тем, что нарушение названного права признается преступлением (ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации).
Развивая конституционные положения, ст. 3 Жилищного кодекса Российской Федерации допускает проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях лиц в случаях и порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках или иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, пресечения совершаемого преступления или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.
Особое место в ряду федеральных законодательных актов, предусматривающих известные ограничения права каждого на неприкосновенность жилища, занимает Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (далее - Закон о полиции). Его ст. 15 значительно более подробно, нежели п. 18 ч. 1 ст. 11 утратившего ныне силу Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции" (далее - Закон о милиции), регламентирует основания и порядок вхождения (проникновения) сотрудников полиции в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории.
Легитимность положений российского Закона о милиции о праве ее сотрудников на беспрепятственное вхождение в жилые и иные помещения граждан, аналогичных закрепленным нормами Закона о полиции, подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации <1>. Указанные положения Закона о милиции не вызвали каких-либо вопросов в части их соответствия Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и у Европейского суда по правам человека <2>.
Часть 1 ст. 15 Закона о полиции возлагает на полицию обязанность защищать право каждого на неприкосновенность жилища. При этом ч. 2 указанной статьи в полном соответствии с требованиями ст. 25 Конституции Российской Федерации запрещает сотрудникам полиции входить в жилые помещения помимо воли проживающих там граждан иначе как в случаях и порядке, которые установлены федеральными конституционными законами, Законом о полиции и другими федеральными законами. Наряду с Законом о полиции подобные случаи предусмотрены, в частности, п. 12 ч. 2 ст. 7 и п. 8 ч. 2 ст. 14 Федерального конституционного закона от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ "О военном положении"; п. "г" ст. 12 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении"; ст. 12 и ч. 5 ст. 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации; п. 11 ч. 3 ст. 11 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму"; ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности"; п. 3 ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы".
Названные законодательные акты прямо предусматривают право сотрудников полиции при наличии соответствующих условий входить в жилые и иные помещения. Вместе с тем нормы, закрепляющие некоторые полномочия полиции, сформулированы таким образом, что, хотя их реализация со всей очевидностью предполагает проникновение сотрудников полиции в жилые и иные помещения, в самом законе об этом ничего не говорится. Например, п. 22 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции управомочивает ее "проводить проверки мест... хранения оружия". Такие проверки, если иметь в виду граждан - владельцев огнестрельного охотничьего оружия, невозможно провести без осмотра названных мест, а значит, и вхождения в жилище, где и должно храниться указанное оружие. В решении по конкретному делу Верховный Суд Российской Федерации подтвердил законность проникновения сотрудников милиции (судом оценивались положения действовавших на тот момент нормативных правовых актов, в том числе Закона о милиции, аналогичные нормам Закона о полиции) "в жилище при проверке условий хранения оружия". Данная практика, как отмечено в решении Верховного Суда Российской Федерации, соответствует ст. 25 Конституции Российской Федерации, допускающей ограничение права на неприкосновенность жилища в случаях, установленных федеральным законом <3>.
С моей точки зрения, ввиду отсутствия прямого указания закона на возможность вхождения сотрудников полиции в жилище против воли проживающих в нем лиц для проверки соблюдения правил хранения огнестрельного оружия, а следовательно, отсутствия, пользуясь терминологией ст. 25 Конституции Российской Федерации, "случая, установленного федеральным законом", сотрудники полиции не имеют права войти в жилище для проверки соблюдения правил хранения гражданином огнестрельного оружия без его согласия. Поскольку их требование обеспечить доступ к месту хранения оружия и возможность его осмотра является вполне законным, гражданин, не выполняющий такое требование, может быть привлечен к административной ответственности по ст. 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Проникнуть же с указанной целью в жилище против воли проживающих в нем лиц сотрудники полиции имеют право, с точки зрения действующего законодательства, только на основании судебного решения. Подобный вывод со всей очевидностью вытекает из ст. 25 Конституции Российской Федерации и ч. 2 ст. 15 Закона о полиции. Представляется, что аналогичный подход должен использоваться и в иных случаях реализации полицией ее служебных полномочий, предусмотренных Законом о полиции, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, другими федеральными законами и имплицитно предполагающих вхождение в жилые помещения.
В этой связи следовало бы, на наш взгляд, внести изменение в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах, связанных с применением ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации", который предписывает уполномоченным органам и должностным лицам (к ним относятся в том числе и сотрудники полиции) представлять судье материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, в соответствии только "с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" <4>. С учетом изложенного вышеприведенное в кавычках положение целесообразно было бы сформулировать следующим образом: "с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, другими федеральными законами".
В Законе о полиции и других правовых источниках отсутствует разъяснение содержащегося в ч. 2 ст. 15 упомянутого законодательного акта понятия "помимо воли" (граждан) применительно к вхождению (проникновению) сотрудников полиции в жилые помещения. С нашей точки зрения, оно охватывает случаи, когда:
- хотя бы одно из присутствующих лиц, проживающих в соответствующем жилом помещении, в какой-либо форме (в том числе письменной) выражает свое несогласие с проникновением сотрудника полиции в жилище;
- лицо, проживающее и находящееся в жилище, пребывает в состоянии, исключающем возможность выражения согласия или несогласия с проникновением сотрудника полиции в жилище (бессознательное состояние, тяжелая степень опьянения и т.п.), и при этом в жилище отсутствуют иные лица из числа проживающих в нем;
- в жилище отсутствует кто-либо из проживающих там лиц.
Вместе с тем надо отдавать себе отчет в том, что в последних двух случаях воля гражданина как таковая отсутствует. Поэтому во избежание возможных недоразумений, в целях создания надежных гарантий обеспечения права граждан на неприкосновенность жилища законодателю при нормировании полицейской деятельности следовало бы, на мой взгляд, вместо словосочетаний "против воли" (ст. 25 Конституции Российской Федерации) и "помимо воли" (ч. 2 ст. 15 Закона о полиции) прибегнуть к существенно более точной формулировке "без согласия", уже использовавшейся им в тексте ст. 3 Жилищного кодекса Российской Федерации и ч. 1 ст. 64 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".
В ст. 15 Закона о полиции нет прямого указания на то, что проникновение полиции в иные (нежилые) помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, а также на земельные участки и территории, занимаемые организациями, может осуществляться "беспрепятственно" (как это было предусмотрено Законом о милиции) либо "помимо воли" граждан и (на что следует обратить внимание) руководителей (представителей) организаций. По-видимому, законодатель посчитал это излишним, исходя из смысла термина "проникновение", расположения ст. 15 в главе 4 Закона о полиции "Применение полицией отдельных мер государственного принуждения" и введения в указанный нормативный правовой акт четкой нормы, разрешающей проникать в помещения при помощи взлома (разрушения) запирающих устройств, элементов и конструкций. Приведенных обстоятельств вполне достаточно для характеристики вхождения (проникновения) как меры полицейского принуждения, реализуемой вопреки воле (без согласия) собственников (представителей собственников) всех объектов, перечисленных в названной выше статье Закона о полиции.
Закон содержит лишь одно исключение, обусловленное действием соответствующих международных договоров Российской Федерации: сотрудникам полиции запрещено проникать в помещения, на земельные участки и территории дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, представительств международных организаций.
Обращает на себя внимание то, что законодатель именует рассматриваемую меру государственного принуждения двумя терминами - "вхождение (проникновение)". "Представляется не вполне понятным, - отмечают по данному поводу С.И. Барсуков и А.Н. Борисов, - содержание каждого из понятий, как не вполне понятно и то, придает ли федеральный законодатель особое значение разнице между этими понятиями" <6>.
По аналогии с разъяснением, содержащимся в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" <7>, различие между вхождением и проникновением сотрудников полиции в жилые и иные помещения названные авторы видят лишь в том, что проникновение в жилое или иное помещение может быть осуществлено и без вхождения <8>. Такие случаи действительно могут иметь место, например, когда сразу после принудительного вскрытия сотрудниками полиции двери помещения отпала необходимость их проникновения туда по причине добровольного выхода из помещения задерживаемого лица для сдачи полиции либо когда сотрудники полиции при помощи технических средств извлекают из помещения (доставляют туда), не входя в него, какие-либо предметы или производят там какие-либо манипуляции в целях обезвреживания взрывного устройства и т.п.
Приведенные, как и многие другие, примеры не позволяют, вопреки мнению названных выше авторов, утверждать о наличии какой-либо неопределенности в соотношении понятий "вхождение" и "проникновение". Все достаточно очевидно: вхождение есть основная, традиционная форма проникновения. Под вхождением понимается принятый в обществе, естественный, не скрываемый от лиц, проживающих в жилом помещении, собственников (их представителей) иных помещений способ прибытия сотрудника полиции в указанные помещения - через двери, ворота, въезды, калитки и другие места, предназначенные для входа, выхода, эвакуации жильцов, персонала, посетителей, а также въезда и выезда транспортных средств. В подавляющем большинстве случаев сотрудники полиции проникают в жилые и иные помещения именно подобным образом. Вместе с тем закон допускает и иные, скажем так, нетрадиционные формы проникновения сотрудников полиции в помещения, на земельные участки и территории, необходимость в которых подчас диктуется создавшейся обстановкой: через заборы, окна, балконы, стены, крышу, дымоходы, чердаки, подвалы, канализационные, вентиляционные системы, с использованием специальных приспособлений, технических или транспортных средств, в том числе с применением средств разрушения преград, огнестрельного оружия, подручных средств в соответствии с п. 14 ч. 2 ст. 21, п. 3 ч. 3 ст. 23 Закона о полиции и т.п. В этом же ряду находится и проникновение, осуществляемое втайне от проживающих в жилище граждан, собственников (их представителей) иных помещений. Такие формы трудно назвать вхождением, поэтому законодатель и счел целесообразным прибегнуть к уточняющему термину ("проникновение"), заключив его в скобки и подчеркнув тем самым вынужденный характер нетрадиционного, так сказать, вхождения.
Вряд ли уместно, на наш взгляд, говорить о проникновении, предусмотренном ст. 15 Закона о полиции, если вид, техническое состояние и организация эксплуатации объекта допускают нахождение на нем (его территории) неограниченного круга лиц (например, земельный участок не огорожен, его границы не обозначены; строение разрушено, заброшено и т.д.). Аналогичная ситуация возникает и в случаях, когда речь идет о помещениях юридических лиц, предназначенных для приема посетителей, либо когда частное домовладение или дачный участок устроены таким образом, что для обращения к проживающим там лицам заинтересованное лицо (в том числе сотрудник полиции) вынуждено пройти какое-то расстояние по двору, веранде и т.п.
Под жилыми помещениями (жилищем) в соответствии со ст. 15 и 16 Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 288 Гражданского кодекса Российской Федерации и примечанием к ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него комнатами и помещениями вспомогательного использования, предназначенными для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании (например, расположенные в доме подвал, баня, прачечная и т.п.); жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания (например, квартира, комната в квартире); иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания (например, дачный, садовый домик, гостиничный номер и т.п.).
Не являются жилыми помещениями (жилищем) отдельно стоящие сараи, гаражи, другие постройки или сооружения, не предназначенные для проживания. По смыслу Закона о полиции они относятся к иным помещениям, принадлежащим гражданам. Четкое законодательное определение понятия жилого помещения (жилища) имеет важное значение в связи с тем, что проникновение сотрудников полиции в жилище в отличие от их проникновения в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, должно осуществляться с соблюдением дополнительных требований, предусмотренных ч. 5 - 7 ст. 15 Закона о полиции. Существенно и то, что незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, влечет уголовную ответственность по ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Территория - это участок местности, огороженный или иным способом обозначенный как относящийся к какой-либо организации независимо от форм собственности. Земельный участок следует понимать как часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с федеральными законами (ст. 11.1 Земельного кодекса Российской Федерации). Границы земельного участка определяются в порядке, установленном земельным законодательством, на основе документов, выдаваемых собственнику государственными органами по земельным ресурсам и землеустройству.
Под термином "проживающие в жилом помещении граждане" понимаются граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства - собственники, наниматели помещения, постоянно или временно проживающие там по договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также проживающие совместно с ними лица.
При наличии установленных Законом о полиции оснований вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения граждан и организаций может осуществляться сотрудниками полиции в любое время суток, вне зависимости от присутствия собственников и уполномоченных ими лиц.
Следует отметить, что предусмотренное Законом о полиции право вхождения (проникновения) в жилище и иные помещения граждан и организаций и их осмотра реализуется сотрудниками полиции без судебного решения в ходе их административной деятельности, вне рамок возбужденного уголовного дела. В то же время проникновение сотрудников полиции в жилище в порядке досудебного уголовного производства для проведения его осмотра без согласия проживающих в нем лиц, обыска и (или) выемки осуществляется на основании судебного решения (исключения оговорены законом) в соответствии с требованиями ст. 12, 29, 165, 177, 182, 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, для проникновения в жилище в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий также по общему правилу требуется судебное решение (ст. 8, 9 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности").
Часть 3 ст. 15 Закона о полиции предусматривает четыре основания вхождения (проникновения) сотрудников полиции в жилые и иные помещения граждан и помещения организаций. Во всех случаях они должны располагать достаточными данными, указывающими на наличие указанных оснований. Такие данные могут быть непосредственно обнаружены самими сотрудниками полиции либо содержаться в полученных ими заявлениях, сообщениях граждан и должностных лиц, показаниях очевидцев и потерпевших.
Согласно п. 1 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции ее сотрудники вправе входить (проникать) в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях.
Достаточными данными, свидетельствующими о наличии непосредственной угрозы жизни либо имуществу человека, могут служить, например, крики о помощи, стоны, доносящиеся из квартиры, демонстративная попытка какого-либо лица отравиться бытовым газом или совершить самоубийство иным общеопасным способом и т.п. Если угроза жизни возникла вследствие совершения преступления, проникновение осуществляется в том числе на основании п. 3 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции <9>.
Здесь следует учитывать, что ценность спасаемого сотрудниками полиции имущества должна быть соразмерной ценности ограничиваемого при этом конституционного права на неприкосновенность жилища. По мнению А.П. Рыжакова, "если стоимость имущества настолько мала, что его уничтожение не является общественно опасным (не является значимым с позиции уголовного права), нельзя проникать в жилище для его спасения" <10>.
Думается, подобное суждение вряд ли содержит надлежащие ориентиры для правоприменительной практики. Подтверждением может служить проникновение (которое, на мой взгляд, в полной мере соответствует закону) сотрудника полиции в жилище для спасения беспородной собаки (очевидно, относящейся к имуществу, не являющемуся "значимым с позиции уголовного права"), одинокий владелец которой с тяжелой травмой и в бессознательном состоянии неожиданно попал в больницу.
С нашей точки зрения, решение о проникновении в жилище для спасения имущества сотрудник полиции должен принимать в каждом конкретном случае с учетом не только его стоимости, но и других значимых для проживающих в жилище и других граждан характеристик этого имущества, степени опасности и затратности мер по проникновению в помещение, размера причиняемого при этом имущественного ущерба и иных обстоятельств.
Сотрудники полиции вправе проникнуть в жилище (помещение, на территорию, земельный участок) в целях обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях.
Под безопасностью граждан и общественной безопасностью понимается состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойное качество и уровень жизни граждан, нормальное развитие общества.
Массовые беспорядки - это грубое нарушение общественного порядка, сопровождающееся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителям власти (ст. 212 Уголовного кодекса Российской Федерации).
Чрезвычайной ситуацией считается обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей (ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера").
В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции ее сотрудники вправе входить в жилище для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. В данном случае термин "лицо, подозреваемое в совершении преступления" используется законодателем в административно-правовом, а не в уголовно-процессуальном смысле. Если задержание осуществляется в связи с расследованием уголовного дела, то проникновение сотрудников полиции в жилище для задержания подозреваемого или обвиняемого должно осуществляться в рамках производства осмотра жилища или обыска в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации либо в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с положениями Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".
Примечательно, что в отечественном административном (полицейском) законодательстве отсутствуют нормы, содержащие понятие лица, подозреваемого в совершении преступления. В связи с этим приходится прибегать к аналогии закона. По смыслу ч. 3 ст. 15 Закона о полиции лицо может считаться подозреваемым в совершении преступления, если имеют место обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Речь идет о случаях, когда:
а) лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
б) очевидцы или потерпевшие укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
в) на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
Исходя из положений ч. 2 ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, сотрудник полиции вправе проникать в жилое или иное помещение для задержания лица при наличии и иных данных, дающих основание подозревать это лицо в совершении преступления (например, при его внешнем сходстве по приметам с разыскиваемым преступником), но при условии, что такое лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.
Отметим, что Закон о милиции разрешал ее сотрудникам входить в жилые и иные помещения "при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений". В сравнении с ним Закон о полиции существенно расширил права ее сотрудников по поимке подозреваемых, уполномочив полицейских проникать в жилые и иные помещения "для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления". Очевидно, речь идет о проникновении в помещение не только во время преследования подозреваемых, но и во всех других случаях, когда сотрудники полиции имеют или получили информацию о местонахождении указанных лиц. Вместе с тем представляется, что законным проникновение в помещение для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, должно признаваться лишь в том случае, если: а) сотрудники полиции располагали достаточными данными о нахождении в нем подобных лиц <11>; б) такое проникновение носило неотложный характер и не могло быть осуществлено в рамках производства уголовно-процессуальных действий или проведения оперативно-розыскных мероприятий. Последнее требование со всей очевидностью следует из позиции Конституционного Суда Российской Федерации: "...законодатель, в соответствии со ст. 25 Конституции Российской Федерации устанавливая федеральным законом условия, при которых допускается проникновение работников милиции в жилище против воли проживающих в нем лиц, исходит из того, что подобные действия вызываются необходимостью принятия именно оперативных, не терпящих отлагательства мер (выделено мной. - Ю.С.) по защите жизни, здоровья, достоинства, личной неприкосновенности (статьи 20, 21, 22 Конституции Российской Федерации), иных прав и свобод граждан" <12>.
Думается, вполне логичным было бы предоставление полиции в законодательном порядке права проникать в помещения граждан и организаций для задержания не только лиц, подозреваемых в совершении преступления, но также и лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу; лиц, совершивших побег из-под стражи, уклоняющихся от отбывания уголовного наказания, от получения предписания о направлении к месту отбывания наказания либо не прибывших к месту отбывания наказания в установленный в указанном предписании срок; лиц, находящихся в розыске.
В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции ее сотрудники вправе проникать в жилые и иные помещения для пресечения преступления. Достаточными данными, оправдывающими применение рассматриваемой меры государственного принуждения с указанной целью, могут служить звуки выстрелов из огнестрельного оружия, взрыв в квартире и т.п. Полагаем, что рассматриваемым положением Закона о полиции могут охватываться и те ситуации, когда сотрудники полиции проникают в помещения, находящиеся за пределами места совершения преступления (например, при проведении операции по освобождению заложников сотрудники полиции вынуждены проникать в квартиру, расположенную этажом выше той, в которой совершаются противоправные действия).
Пункт 4 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции управомочивает ее сотрудников входить в помещения для установления обстоятельств несчастного случая. Примером подобного рода ситуаций может служить проникновение в квартиру, из которой доносится трупный запах, либо квартиру, где проживает одинокий престарелый человек и уже несколько суток слышится вой его собаки, либо квартиру, электрическое освещение в которой не выключается ни в ночные, ни в дневные часы или окна которой вопреки здравому смыслу остаются открытыми настежь, несмотря на зимний мороз, на протяжении длительного времени и т.п.
Неповиновение и иное противодействие со стороны граждан сотрудникам полиции, реализующим предоставленное им право проникать в жилые и иные помещения, влекут установленную законом ответственность. Когда у сотрудника полиции нет других возможностей проникнуть в жилище (помещение, на территорию, земельный участок), препятствия могут быть преодолены силовыми мерами, применяемыми в отношении как животных и людей (например, оттеснение лиц, пытающихся воспрепятствовать вхождению), так и имущества (путем взлома, разрушения, вскрытия замков, запоров, решеток, дверей, разбития стекол оконных рам и т.д.). При любых условиях сотрудник полиции должен действовать, обеспечивая соразмерность применяемых принудительных методов тяжести предполагаемого преступления, силе оказываемого противодействия и т.д., стремиться к минимизации любого ущерба.
Часть 4 ст. 15 Закона о полиции разрешает ее сотрудникам, проникшим в случаях, предусмотренных ч. 3 той же статьи, в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, производить осмотр находящихся там объектов и транспортных средств. Процедура осмотра в нормативных правовых актах не определена. В то же время, с нашей точки зрения, в данном случае речь идет не только о внешнем (визуальном) осмотре (или обследовании) объекта, но и об открытии (при необходимости - вскрытии) дверей комнат, кладовых, шкафов, подсобных помещений, сараев, погребов, транспортных средств, находящихся на территории <13>, перемещении различных вещей, предметов с целью обнаружения скрывающихся лиц, подозреваемых в совершении преступления, признаков и орудий преступления, взрывных устройств и т.д.
Полагаем, осмотр может оформляться актом (протоколом) осмотра, производиться в присутствии понятых и, по возможности, собственника, материально ответственного лица или руководителя организации, представителей органов исполнительной власти или органов местного самоуправления.
При отказе собственника или уполномоченного им лица от подписания акта (протокола) в нем делается запись об этом.
Копия акта (протокола) осмотра вручается под расписку собственнику или уполномоченному им лицу по его просьбе.
Фактические данные, полученные сотрудниками полиции в ходе проникновения в жилые, иные помещения и их осмотра, в дальнейшем приобщенные к уголовному делу в порядке, установленном Уголовно-процессуальном кодексом Российской Федерации, не могут считаться недопустимыми доказательствами только из-за того, что проникновение в помещение происходило в рамках административной, а не уголовно-процессуальной деятельности полиции <14>. Вместе с тем в целях оптимизации процесса доказывания по уголовному делу в ситуациях, предусмотренных п. 2, 3 ч. 3 ст. 15 Закона о полиции, сотрудникам полиции рекомендуется (при наличии возможности выполнения в создавшейся обстановке требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) проникать в помещение не в порядке реализации служебных полномочий, предусмотренных указанной статьей, а в порядке проведения осмотра места происшествия или (если уголовное дело уже возбуждено) обыска <15>.
Часть 5 ст. 15 Закона о полиции впервые детально регламентирует порядок действий сотрудников полиции при вхождении (проникновении) в жилое помещение. Их условно можно разделить на три этапа.
На первом этапе - до вхождения (проникновения) в жилище - на сотрудника полиции возлагается обязанность уведомить находящихся там граждан об основаниях применения указанной меры государственного принуждения. Такое уведомление должно осуществляться в соответствии с ч. 4 ст. 5 Закона о полиции, согласно которой сотрудник полиции обязан назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего разъяснить ему причину и основания проникновения, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина.
Уведомление не делается, если промедление создает непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан и сотрудников полиции или может повлечь иные тяжкие последствия.
На втором этапе - при проникновении в жилище помимо воли находящихся там граждан (законодатель, по-видимому, допустил здесь оговорку: речь должна идти не о "находящихся там", т.е. в жилище, а "проживающих в нем" гражданах) - на сотрудника полиции возлагаются обязанности использовать безопасные способы и средства такого проникновения, с уважением относиться к чести, достоинству, жизни и здоровью граждан, не допускать без необходимости причинения ущерба их имуществу. Весьма важен выбор сотрудниками полиции формы проникновения (особенно при проведении специальных операций по задержанию лиц, укрывшихся в помещении и угрожающих огнестрельным оружием находящимся на улице людям, операций по освобождению заложников и т.п.). Очень часто от него зависит последующая, в том числе судебная, оценка законности соответствующих "силовых" действий полиции <16>.
Третий этап - после вхождения (проникновения) - включает в себя выполнение предписаний п. 3 и 4 ч. 5 и ч. 6 - 8 ст. 15 Закона о полиции. На этом этапе сотрудник полиции обязан соблюдать запрет на разглашение фактов частной жизни граждан, ставших ему известными в связи с вхождением (проникновением). Подобный запрет вытекает из принципа соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина (ч. 6 ст. 5 Закона о полиции).
Кроме того, гарантировать соблюдение полицией права граждан на неприкосновенность жилища призваны следующие положения Закона о полиции:
- о факте вхождения (проникновения) в жилое помещение осуществивший его сотрудник полиции обязан сообщить своему непосредственному начальнику и в течение 24 часов представить ему рапорт (п. 4 ч. 5 ст. 15 Закона о полиции), в котором указываются место, время, основания и форма проникновения, характер причиненного ущерба и иные имеющие значение обстоятельства;
- о каждом случае вхождения сотрудника полиции в жилое помещение помимо воли находящихся там граждан полиция в течение 24 часов обязана письменно уведомить прокурора (ч. 7 ст. 15 Закона о полиции). К сожалению, здесь опять имеют место погрешности законодательной техники, в известной степени сужающие действие гарантий соблюдения полицией права граждан на неприкосновенность жилища: вместо слов "находящихся там", как уже говорилось, должны быть слова "проживающих в нем", а вместо слова "вхождения" - слова "вхождение (проникновение)" или "проникновение". Кстати, с использованием именно этих терминов формулировалось аналогичное положение п. 18 ч. 1 ст. 11 Закона о милиции. В отличие от обязанности информировать непосредственного начальника обязанность письменного уведомления прокурора возлагается не на самого сотрудника полиции, а на руководителя органа внутренних дел (полиции), исполняется самим руководителем или иным уполномоченным им должностным лицом полиции (например, оперативным дежурным);
- о каждом случае проникновения сотрудника полиции в жилое помещение в возможно короткий срок, но не позднее 24 часов с момента проникновения информируются собственник этого помещения и (или) проживающие там граждане, если такое проникновение было осуществлено в их отсутствие (ч. 6 ст. 15 Закона о полиции);
- полиция обязана принять меры по недопущению доступа посторонних лиц в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, и по охране находящегося там имущества, если проникновение сопровождалось взломом (разрушением) препятствующих ему запирающих устройств, элементов и конструкций (ч. 8 ст. 15 Закона о полиции). Порядок исполнения сотрудниками полиции данной обязанности Законом о полиции не регламентируется. Представляется, что охранные мероприятия полиция обязана осуществлять до прибытия на объект собственника или уполномоченных им лиц.

автор: Соловей Юрий Петрович,
заслуженный юрист Российской Федерации,
доктор юридических наук, профессор.

<1> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 2010 г. N 911-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киятова Николая Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 194 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2011. N 2.
<2> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 17 декабря 2009 г. по делу "Голубева (Golubeva) против Российской Федерации" (жалоба N 1062/03) // Российская хроника Европейского суда. 2010. N 2.
<3> См.: решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2002 г. N ГКПИ2002-135 // СПС "КонсультантПлюс".
<4> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. N 3; 2007. N 5.
<5> См.: решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2003 г. N ГКПИ02-1454, 1455, 1456 // СПС "КонсультантПлюс".
<6> Барсуков С.И., Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (постатейный) // СПС "Гарант".
<7> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 2; 2007. N 5; 2011. N 2.
<8> См.: Барсуков С.И., Борисов А.Н. Указ. соч.
<9> См.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 ноября 2010 г. N 69-О10-26 // СПС "КонсультантПлюс".
<10> Рыжаков А.П. Постатейный комментарий к Федеральному закону "О полиции" // СПС "Гарант".
<11> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 18 июля 2006 г. по делу "Киган (Keegan) против Соединенного Королевства" (жалоба N 28867/03) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2007. N 2; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 2002 г. N 19/1-кпо01-134 // СПС "КонсультантПлюс".
<12> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2001 г. N 61-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Комарова Алексея Борисовича на нарушение его конституционных прав пунктом 18 статьи 11 Закона Российской Федерации "О милиции" // СПС "КонсультантПлюс".
<13> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 28 июля 2009 г. по делу "Ли Дэйвис (Lee Davies) против Бельгии" (жалоба N 18704/05) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 12.
<14> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2001 г. N 61-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Комарова Алексея Борисовича на нарушение его конституционных прав пунктом 18 статьи 11 Закона Российской Федерации "О милиции".
<15> См.: Рыжаков А.П. Постатейный комментарий к Федеральному закону "О полиции".
<16> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 17 декабря 2009 г. по делу "Голубева (Golubeva) против Российской Федерации" (жалоба N 1062/03).
Здесь важно также подчеркнуть, что для решения задач, возложенных на полицию, ее сотрудники вправе не только применять в соответствии с законом меры государственного принуждения, но и использовать метод убеждения, совершая определенные служебные действия лишь с согласия граждан. Поэтому при наличии соответствующего согласия (разрешения) граждан сотрудник полиции вправе входить и находиться в их жилище в любых иных, не указанных в федеральном законе случаях, обусловленных служебной необходимостью, например для проведения профилактической беседы, получения у лица какой-либо информации во время поквартирного (подворного) обхода административного участка <5> (подобный обход - одна из традиционных форм работы участкового уполномоченного полиции) и т.п.
Категория: права и обязанности полиции | Добавил: Avlosev (06.12.2012) | Автор: Соловей Юрий Петрович
Просмотров: 23308 | Комментарии: 2 | Теги: государственное принуждение, неприкосновенность жилища, вхождение (проникновение) в помещен, Полиция, закон | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1  
Кругом остались одни вонючие евреи. Естественную пригодную для жизни среду обитания замусорили движимым и недвижимым имуществом. Подтолкнули целую планету к гонке вооружений будто бы от внешнего агрессора. Затем передали полученные обманом технику и оружие своим недоразвитым от природы отпрыскам. Вот те и охраняют общественный (криптоеврейский) барк=порядок и еврейскую грязь в буквальном смысле этого слова – собственность. Бандформирования замаскированные еврейские силовые структуры. Плюс армия, службы, минитмены.
На фотографиях поганые еврейские рожи. А спроси – не сознаются, что евреи.
Ничего так устроились – инкогнитоми. Говно. «Нации» и «народы» временные ярлыки, для прикрытия.
Что делать. Бросать все навязанные евреями «дела» и убивать подлых грязных трусливых пархатых безмозглых божьих тварей. Всех до последнего.

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017
счетчик посещений