о полиции и для полиции  
Слухи
Меню сайта



Форма входа

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.10.2017, 00:57

Главная » Статьи » ИСТОРИЯ ПОЛИЦИИ » История зарубежной полиции

СЫСКНАЯ ПОЛИЦИЯ В СТОЛИЦАХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ (ПАРИЖЕ, БЕРЛИНЕ, ВЕНЕ) В КОНЦЕ XIX В.
СЫСКНАЯ ПОЛИЦИЯ В СТОЛИЦАХ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ
(ПАРИЖЕ, БЕРЛИНЕ, ВЕНЕ) В КОНЦЕ XIX В.

Реформирование российских правоохранительных органов во все времена сопровождалось детальным изучением зарубежного опыта. Об этом свидетельствуют многочисленные документы, находящиеся в фондах Государственного архива Российской Федерации. Среди них представляет интерес "Обозрение полицейских учреждений городов Парижа, Берлина и Вены" <1>. Хотя в документе не указана дата составления, его содержание дает основание полагать, что он был подготовлен в 80-х годах XIX в. В рамках предлагаемой статьи рассмотрим особенности организации и деятельности сыскной полиции в указанных городах.
Париж. Сыскная полиция в Париже разделялась на два самостоятельных и подчиненных разным должностным лицам подразделения: 1) собственно сыскная бригада и 2) бригада нравов, осуществлявшая наблюдение за женщинами, занимавшимися проституцией. Первая бригада находилась под руководством полицейского комиссара и состояла из 5 главных инспекторов, 9 бригадье, 16 су-бригадье и 215 инспекторов. Полицейский комиссар, возглавлявший сыскную бригаду, пользовался самостоятельностью в направлении розысков, имел право по личной инициативе задерживать подозреваемых в совершении преступлений лиц, а также был обязан исполнять поручения судебных властей.
В канцелярию полицейского комиссара поступали сведения от участковых полицейских комиссаров о преступлениях, для "открытия" которых требовалось содействие инспекторов сыскной полиции, немедленно приступавших к розыскам, подчиняясь распоряжениям лица, производившего дознание <2>.
Инспекторы сыскной полиции не были закреплены при определенных кварталах и округах города, они состояли при управлении начальника сыскной полиции. Такой порядок признавался наиболее удобным в целях необходимости "соблюдать при розысках единство действий, которое будто бы может нарушаться предоставлением каждому инспектору права самостоятельных действий в своем районе". Однако при этом каждый инспектор имел определенную специализацию в отношении раскрытия какого-либо вида преступлений: одни постоянно находились на бирже и в главных банках, другие - на железнодорожных вокзалах, третьи - ездили в омнибусах; несколько инспекторов наблюдали за закладом движимого имущества, в их обязанности входило сообщение в магазины подержанных вещей сведений о приметах похищенных предметов. Отряд инспекторов численностью в 25 человек под руководством главного инспектора обходил улицы, обитаемые ворами и мошенниками. Наиболее опытные инспекторы сыскной полиции находились при управлении для исполнения экстренных "важнейших" поручений <3>.
В круг обязанностей сыскной полиции входило также производство при содействии резерва ночных облав для задержания в отдаленных частях города бродяг и других лиц, не имевших пристанища. Облавы проводились, как правило, один раз в неделю, при этом задерживалось 60 - 100 человек в зависимости от времени года <4>.
Общая стоимость содержания Парижской сыскной полиции в год составляла 618374 франков <5>.
Отделение сыскной полиции, заведовавшее "полицией нравов", находилось под руководством полицейского офицера и состояло из 2 главных инспекторов, 1 бригадье, 5 су-бригадье и 75 инспекторов. Эта бригада находилась в ведении особого отделения префектуры и наблюдала, как указано в документе, за "бродячими публичными женщинами". Несмотря на строгость полицейских правил, зарегистрированных женщин, занимавшихся проституцией в Париже, насчитывалось лишь 2908, из которых около 1200 проживали в 98 публичных домах, остальные занимаются "вольной" проституцией и обязаны были периодически являться на врачебный осмотр в устроенный при префектуре приемный покой. Приемный покой находился в ведении старшего врача, получавшего 4100 франков содержания и имевшего 15 помощников-врачей с содержанием от 3500 до 2100 франков. Помимо еженедельного осмотра указанных женщин, в обязанности медицинского персонала приемного покоя входило посещение и освидетельствование женщин в публичных домах. Полицейские инспекторы бригады нравов уделяли особое внимание, чтобы проститутки "не практиковали" вне определенных для них кварталах и регулярно являлись на медицинский осмотр. За нарушение полицейских правил женщины подвергались участковыми полицейскими комиссарами личному задержанию и по распоряжению префекта направлялись без судебного решения дисциплинарным порядком в тюрьму св. Лазаря на срок до 6 недель. Несмотря на то что в законодательстве не было указаний на такое право полицейского префекта, тем не менее этот порядок существовал с давних пор как полицейская традиция <6>. Сыскная полиция в Париже пользовалась услугами частных лиц, которые вербовались в самых разнообразных слоях населения и получали вознаграждение по мере оказанных ими полиции услуг. Лица эти назывались дополнительными агентами, никаких полицейских прав не имели, их деятельность ограничивалась сообщением начальнику сыскной части сведений о преступлениях и преступниках. На содержание таких агентов предусматривалось ассигнование по полицейской смете 50000 франков <7>.
Берлин. Вопросы сыскной полиции были сосредоточены в IV отделении Центрального полицейского управления. Непосредственно исполнительная сыскная полиция состояла из 1 полицейского инспектора, 29 уголовных комиссаров, 1 полицейского офицера, 7 вахмистров, 108 уголовных стражников.
Полицейским инспектором именовался старший уголовный комиссар, обязанный наблюдать за деятельностью всех иных комиссаров. На должность уголовных комиссаров назначались полицейские офицеры, обнаружившие розыскные способности, а на должности нижних чинов сыскной полиции с 1875 г. - исключительно из числа наиболее способных стражников наружной полиции <8>.
Для более правильного направления сыскной деятельности город был разделен на 8 округов, каждый из которых был вверен специальному наблюдению одного уголовного комиссара, в распоряжение которого, в зависимости от местных условий, прикомандировывалось определенное число стражников, одетых в штатское платье и имевших при себе жетон, удостоверявший их служебное положение.
Связь сыскной полиции с наружной полицией поддерживалась посредством прикомандирования к каждому участковому управлению одного уголовного стражника, который, помимо исполнения поручений уголовных комиссаров, был обязан осуществлять особый надзор за неблагонадежными в нравственном отношении лицами.
С целью достижения единообразия при осуществлении розыскной деятельности все чины сыскной полиции, от уголовных комиссаров до стражников включительно, собирались два раза в неделю на совещания под председательством полицейского инспектора и получали от него необходимые указания. Комиссары, не прикрепленные к определенным округам, специализировались на розысках по отдельным видам преступлений, и, как отмечено в документе, "этим путем в настоящее время выработались специалисты по сыску карманных, железнодорожных и т.п. воров, подделывателей денежных знаков" <9>.
Розыскная деятельность обусловливалась исключительно поручениями прокуратуры и судебного ведомства, вследствие чего заявления частных лиц могли служить предметом розыска лишь в том случае, когда в их показаниях усматривались признаки преступления или проступка <10>.
Частные лица по общему правилу, введенному с 1875 г., не привлекались в качестве постоянно оплачиваемых агентов, а исполнительным чинам сыскной полиции предоставлялось право "с крайнею осторожностью и под личною ответственностью" давать отдельные поручения лицам, не принадлежавшим к составу полиции, преимущественно из среды бывших преступников, при этом плата за их услуги производилась по каждому поручению отдельно, при продолжительных розысках, выдавалось до 3 марок в день. Издержки по оплате частных услуг покрывались из особого фонда в 120000 марок, отпускавшихся на секретные расходы в распоряжение министра внутренних дел и распределявшихся по его усмотрению между полицейскими управлениями всех прусских провинций. Сумма, расходовавшаяся этой сфере в Берлине, не превышала 12000 марок <11>.
Всего расход на содержание сыскной полиции в Берлине в год составлял 405430 марок <12>.
Вена. Сыскная полиция в Вене носила название Императорско-королевского института полицейских агентов и находилась в подчинении президента полиции. Ее личный состав, в числе 16 инспекторов и 140 агентов, разделялся на 10 бригад, по 1 инспектору и 14 агентов в каждой. Остальные инспекторы находились в непосредственном распоряжении старшего инспектора, в обязанности которого входили организация всех розысков по уголовным делам и соответствующее распределение их между бригадами. Бригады, в свою очередь, в полном составе или частями по мере необходимости откомандировывались в полицейские округа, поступая временно в распоряжение полицейских окружных комиссаров <13>.
Для поступления на службу в сыскную полицию были обязательны следующие условия: 1) австрийское подданство, возраст не менее 24 и не более 40 лет; 2) здоровое телосложение; 3) безупречное прошлое; 4) полное знание немецкого языка в слове и письме, умение составлять письменные донесения, знакомство с основными началами счета; 5) долголетнее пребывание в Вене и знание местных условий.
При соблюдении указанных условий отдавалось предпочтение: а) выслужившим срок унтер-офицерам армии, флота, жандармерии и ландвера; б) чинам полицейской стражи, показавшим способность к розыскной и наблюдательной службе; в) лицам, имеющим наибольшую степень общего или специального образования, в особенности владевшим одним или несколькими иностранными языками; г) лицам, имевшим в силу прежних своих занятий обширный круг знакомства <14>.
Опытные чины полицейской стражи сразу же принимались в число сотрудников сыскной полиции. Иные соискатели зачислялись сначала для испытания, как правило, на 6 месяцев, однако для заслуженных унтер-офицеров срок испытания мог быть сокращен до 4 месяцев. Предварительно перед окончательным приемом на службу испытуемый агент экзаменовался старшим инспектором, причем от него требовалось знание уголовных законов и устава уголовного судопроизводства, в особенности положений об обысках, выемках, осмотрах и т.п., а также знакомство с важнейшими полицейскими постановлениями. Выдержавшие экзамен зачислялись окончательно в число сыскных агентов, и время испытания засчитывалось в счет действительной службы для выслуги пенсии. Перед вступлением в должность агенты приводились к присяге, установленной для чинов полиции <15>.
Сыскная полиция не имела форменной одежды, а для удостоверения личности ее сотрудники снабжались свидетельствами Дирекции полиции и кокардою с императорским гербом, которые должны были всегда иметь при себе. При отправлении служебных обязанностей сыскные агенты пользовались наравне с чинами общей полиции правами военных часовых, и никто, кроме их непосредственного начальства, не вправе был требовать от них объяснений по поводу их служебных действий <16>.
Поведение сотрудников сыскной полиции на службе и вне ее регламентировалось очень подробными дисциплинарными правилами, которые предусматривали "не только неблаговидные поступки самих агентов, но и членов их семейств". В частности, брак разрешался агентам не иначе как по собрании сведений о поведении и занятиях невесты, и ослушание начальства по вопросу о браке влекло за собой исключение из службы с потерей права на пенсию. Не менее строго преследовались занятие сыскных агентов торговлей и промыслами без разрешения президента полиции, принятие на себя хождения по чужим делам и сделки с частными лицами по вопросам, касавшимся службы <17>.
Незначительные нарушения служебных обязанностей и приказаний начальства наказывались замечаниями и выговорами, но если агент уже ранее подвергался этим наказаниям или были обнаружены явная его небрежность к службе, неприличное поведение, пьянство, легкомысленное задолжание частным лицам, страсть к игре, неуживчивость в служебных отношениях, непристойное обращение с подчиненными или с лицами, с которыми агент соприкасается по службе, и т.п., то все подобные действия влекли за собой расследование в дисциплинарном порядке и применение более тяжких взысканий до увольнения со службы включительно.
Дисциплинарное расследование производилось по инициативе старшего инспектора с одобрения резидента полиции в особой комиссии, составленной из чинов наружной полиции и Дирекции, под председательством старшего инспектора, возбудившего дело. Решения комиссии не были обязательны для президента полиции, обвиняемый имел право обжаловать его решение в 8-дневный срок Нижне-Австрийскому наместнику <18>.
Чины сыскной полиции, оказавшиеся неспособными к розыскной деятельности, переводились на соответствующие по окладам жалованья должности в наружную полицейскую стражу. Отказ подчиниться такому распоряжению считался уклонением от службы и влек за собой увольнение со службы с лишением пенсии <19>.
"Вольнонаемных" агентов и состоявших на жалованье частных "сообщителей" в Венской сыскной полиции не было. Частные лица получали вознаграждение по мере оказанных ими услуг, эти вознаграждения, а также прочие издержки по обнаружению преступлений оплачивались из общего кредита в 52000 гульденов, отпускавшегося президенту полиции на чрезвычайные по службе расходы. Расписки получателей и прочие оправдательные документы расходам визировались президентом полиции и затем представлялись на ревизию Государственного контроля.
Стоимость содержания личного состава сыскной полиции, кроме расходов по розыскам и по канцелярии, составляла 97467 гульденов в год <20>.


автор: Невский Сергей Александрович,
доктор юридических наук, профессор.
Категория: История зарубежной полиции | Добавил: Avlosev (06.12.2012) | Автор: Невский Сергей Александрович
Просмотров: 2084 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017
счетчик посещений