о полиции и для полиции  
Статья 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина
Меню сайта



Форма входа

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.05.2018, 20:55

Статья 5. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности
      1. Закон об ОРД не только декларирует обеспечение прав и свобод человека и гражданина, провозглашая это в качестве конечной цели ОРД и принципа ее осуществления (см. ст. 1 и 3 Закона), но и формирует правовой механизм, обеспечивающий гарантии защиты названных прав и свобод. В комментируемой статье эти гарантии находят наиболее полное отражение.
      Законодатель создал предпосылки реализации указанных гарантий посредством закрепления: обязанности органов и их должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий соблюдать права человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции, т.е. переписки, телеграфных, телефонных и иных сообщений; запрета на разглашение сведений, затрагивающих указанные конституционные права, честь и доброе имя гражданина; права объектов ОРД на защиту в форме обжалования действий субъектов ОРД как в орган, которому они подчинены, так и в прокуратуру или суд; установления оснований и порядка такого обжалования; обязанности восстановления указанными органами прав и законных интересов физических и юридических лиц, принятия мер по возмещению причиненного вреда; указания на возможность ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.
      Таким образом, законодателем предусмотрен последовательный комплексный подход к реализации прав граждан как в виде их соблюдения со стороны субъектов ОРД, так и путем использования лицами права на защиту, применения (восстановления) прав вышестоящими органами, органами прокуратуры и судом, включая привлечение виновных к соответствующей ответственности.
      2. В части первой комментируемой статьи не только определена обязанность органов (должностных лиц), осуществляющих ОРД, обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина, но и дан перечень конституционных прав, подлежащих безусловному соблюдению при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Это неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, неприкосновенность жилища и тайна корреспонденции.
      Изложенное имеет исключительно важное значение, поскольку здесь конкретизируются права человека и гражданина, которые предусмотрены в ст. 23, 24 и 25 Конституции РФ, обязанность соблюдения которых предписывается и при осуществлении ОРД. В норме Закона это четко определено фразой "при проведении оперативно-розыскных мероприятий", т.е. здесь идет речь об их объектах.
      Законодателем не случайно подчеркивается это положение и обозначен перечень прав: только их нарушение может обжаловаться в порядке, установленном комментируемой нормой, в вышестоящий орган, прокурору или в суд.
      Обеспечение этих и других конституционных прав, безусловно, является обязанностью правоохранительных органов и органов-субъектов ОРД, но эта обязанность рассматривается применительно не к объектам оперативно-розыскных мероприятий, а по отношению ко всем лицам без исключения и безотносительно к нормам комментируемого Закона.
      3. Право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23, ч. 1, Конституции Российской Федерации) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (см. Определение Конституционного суда РФ от 9 июня 2005 г. N 248-О).
      Частная жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружественных связей, интимных и других личных отношений, привязанностей, симпатий и антипатий. Частную жизнь составляет распоряжение семейным бюджетом, личной собственностью, денежными вкладами, взаимоотношения в кругу семьи, родственников, друзей и знакомых, религиозные или политические убеждения, действия в соответствии с ними и др.
      Частная жизнь характеризует поведение человека вне службы, вне производственной обстановки, вне общественного окружения в состоянии известной независимости от государства и общества и регулируется в основном нормами нравственности и морали. Если такое поведение лица выходит за пределы этих норм и нарушает нормы правовые, то оно не составляет понятия частной жизни, поскольку не только касается субъекта противоправных действий, но и может затрагивать интересы другого лица, общества или государства.
      Вряд ли следует относить к частной жизни аморальное или иное поведение государственных служащих (лиц, выполняющих публичные функции), которое дискредитирует их (кроме поведения в быту, в кругу семьи). Такое дискредитирующее поведение характеризует конкретную личность и в то же время предопределяет общественную оценку государственной власти в целом, а также делает их уязвимыми перед возможным шантажом, оказанием психологического давления, зависимости от лиц, которые располагают такой информацией.
      Частной жизни не составляют и взаимоотношения, затрагивающие, ограничивающие права, честь и достоинства других лиц.
      4. Поскольку понятие частной жизни характеризует в основном межличностные взаимоотношения различных субъектов, интересы которых могут не совпадать, либо поведение хотя бы одного из них может выходить за рамки морали и права, то и сфера вмешательства в частную жизнь может дифференцироваться в зависимости от конкретных обстоятельств, от характеристики ее субъектов.
      5. Конституцией не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Однако обладание правами и свободами не означает возможности ничем не ограниченного произвола при их осуществлении или злоупотребления ими. Поэтому при осуществлении субъектом своих прав запрещается нарушение прав и свобод других лиц (см. ст. 17 Конституции РФ). Следовательно, в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина они должны быть восстановлены соответствующими государственными органами (в том числе с использованием оперативно-розыскных средств и методов) или законными действиями лица, чьи права были нарушены.
      Так, изнасилование не является случаем частной жизни субъекта этого преступления (хотя носит интимный характер), но может характеризовать ее применительно к жертве. Именно поэтому данный состав преступления отнесен к делам частно-публичного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшей (см. ст. 20 УПК РФ). Сбор оперативных данных о факте изнасилования не нарушает принципа неприкосновенности частной жизни, однако их использование представляется допустимым только с согласия потерпевшей.
      6. Нарушение неприкосновенности частной жизни нельзя рассматривать с позиции наличия или отсутствия в действиях лица соответствующего состава преступления, определяемого УК РФ (ст. 137). Необоснованно толкование, что если в действиях субъекта ОРД нет состава преступления, то он и не нарушил неприкосновенность частной жизни. Например, если субъект незаконно собрал сведения о частной жизни лица, но при этом не руководствовался корыстной или иной личной заинтересованностью, то в его действиях нет состава преступления, но нарушение неприкосновенности частной жизни имеет место, поскольку его действия носят противозаконный характер.
      При установлении признаков ограничения неприкосновенности частной жизни следует руководствоваться целями, задачами и принципами оперативно-розыскной деятельности (см. ст. 2 и 3 Закона об ОРД), т.е. учитывать, как и для чего, каким способом была собрана соответствующая информация, чем при этом руководствовался субъект ОРМ.
      Если собранная информация содержит признаки преступления, является отправной точкой к выяснению мотивов его совершения, выдвижению и проверке версий случившегося, то такие действия нельзя признать как незаконный сбор, хранение и использование информации о частной жизни.
      Использование при этом тактических приемов проведения ОРМ, при которых объект мероприятия доверяет информацию личного, частного характера, следует рассматривать как полученную с согласия лица или по меньшей мере переданную им без принуждения. В то же время распространение такой информации без его согласия представляется недопустимым.
      7. Под распространением информации следует понимать ее сообщение лицам, которые такой информацией не владеют. Сообщение информации лицу, которого она касается, не является ее распространением. Нельзя рассматривать как распространение информации и ее отражение в оперативных документах, ознакомление с ней следователя или дознавателя, осуществляющих производство по уголовному делу, если такая информация непосредственно касается расследуемого преступления.
      8. Конституцией РФ такие категории, как неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, разделены между собой, поскольку не всякая личная, как и семейная, тайна составляет тайну частной жизни; им придан и различный статус. Если сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни допустимы только с согласия лица, то по отношению к личной и семейной тайне таких требований законодатель не предъявляет.
      9. К личной и семейной относятся тайны, никому не доверенные, касающиеся только одного человека или его семьи, по отношению к которым установлен соответствующий режим их со хранения, подкрепленный соответствующей обязанностью лиц, которым они были доверены в силу их профессионального или общественного долга. К числу таких тайн можно отнести тайну исповеди, усыновления, медицинскую тайну, тайну судебной защиты и представительства, нотариальных действий и записей актов гражданского состояния, банковскую тайну (тайну вклада) и др. Порядок собирания, выдачи такой информации комментируемый закон не определяет. Для уяснения оснований и порядка ее собирания необходимо руководствоваться нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок сохранения соответствующей тайны.
      10. Тайна исповеди - это гарантия неприкосновенности личной жизни верующих. Священнослужитель не может быть при влечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди (п. 7 ст. 3 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"). Он не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).
      Однако это не означает, что священнослужитель не может быть источником оперативной информации, ее сохранение или выдача - вопрос его совести. В то же время собирание информации о содержании исповеди допустимо только в рамках решения задач ОРД. При этом, однако, недопустимо проведение негласных оперативно-розыскных мероприятий, связанных с исповедью, поскольку лишь при проведении гласных ОРМ человеку становится ясным содержание, значение и перспективы использования обладаемой им информации, а соответственно осознанным выбор своего поведения.
      Проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении священнослужителей или верующих не является нарушением неприкосновенности тайны исповеди, если они проведены не во время осуществления этого таинства, а также связаны с получением информации не о вероисповедании лица (свободы совести), а о его криминальной деятельности. Следует отметить, что хранение тайны исповеди лежит на исповедовавшем лице. Разглашение им такой тайны перед субъектами ОРД не образует несоблюдения последними тайны исповеди.
      11. Тайна усыновления (удочерения) в соответствии со ст. 139 Семейного кодекса РФ может быть нарушена только по воле усыновителей. Однако это не означает, что без согласия этих лиц не могут проводиться ОРМ, направленные на выявление и раскрытие преступлений по незаконному усыновлению и преступлений, связанных с ним, выяснение обстоятельств таких действий и нарушений, допущенных в ходе усыновления. На субъектах ОРД лежит лишь обязанность сохранять в тайне от окружающих сам факт усыновления конкретными лицами.
      12. Сохранение тайны нотариальных действий и записей актов гражданского состояния регламентируется специальными законами.
      К актам гражданского состояния, подлежащим государственной регистрации, относятся: рождение, заключение брака, расторжение брака, усыновление (удочерение), установление отцовства, перемена имени и смерть.
      Сведения о государственной регистрации акта гражданского состояния являются персональными данными, относятся к категории конфиденциальной информации, имеют ограниченный доступ и могут быть разглашены лишь по запросу, в том числе и органов дознания (см. ст. 12 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния").
      Сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях могут выдаваться только лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия.
      Справки о совершенных нотариальных действиях выдаются по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными, гражданскими или административными делами, а также по требованию судебных приставов-исполнителей в связи с находящимися в их производстве материалами по исполнению исполнительных документов. Справки о завещании выдаются только после смерти завещателя (ст. 5 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1).
      Действия субъектов ОРД в получении такой информации могут заключаться лишь в установлении оперативно-розыскными средствами и методами самого факта регистрации акта гражданского состояния либо совершения нотариальных действий, которые безотносительно к конкретизации сведений тайны не представляют и не образуют посягательства на неприкосновенность такой информации; в то же время они могут иметь последующее доказательственное значение либо содержать существенный поисковый признак или служить объяснением мотивации поведения субъекта преступления и т.д. Например, существенным обстоятельством при организации розыска лица могут быть сведения о перемене имени, которые в дальнейшем при необходимости официально запрашиваются в органах ЗАГС. Сведения о составлении завещания могут служить основанием для выдвижения и проверки одной из версий убийства, а содержание завещания может прояснить мотивы действий лица, его совершившего.
      13. Медицинская тайна включает совокупность сведений об обращении лица за медицинской помощью, его психических и физических недостатках, поставленном диагнозе, о применяемых методах лечения, препаратах и др. Субъектами хранения такой тайны являются медицинские, а не оперативные работники, тем не менее информация, составляющая медицинскую тайну, может быть получена ими только применительно к выявлению, раскрытию преступлений, выявлению и розыску лиц, их совершивших. В частности, для определения поисковых признаков разыскиваемого лица могут быть использованы данные, характеризующие его физические или психические недостатки; при идентификации личности могут использоваться данные зубной формулы, заполняемые стоматологом, и др. Следует иметь в виду, что данные о методах лечения, применяемых средствах могут являться доказательствами по уголовному делу, в связи с чем медицинская тайна не может являться препятствием к их собиранию и использованию, в том числе оперативным путем.
      14. Право судебной защиты и представительства создает условия для полного доверия к адвокату и беспрепятственного обращения к нему за помощью. Под таким правом понимается совокупность всех предоставленных законом процессуальных прав для опровержения предъявленного обвинения или смягчения наказания. Реализация этого права предполагает сохранение в тайне сведений доверительного характера, а также данных, характеризующих позицию и тактику защиты.
      Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи, не может допрашиваться как свидетель об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).
      В то же время нет аналогичных ограничений, связанных с проведением оперативно-розыскных мероприятий с участием этих лиц, и Закон об ОРД запрещает их привлечение к сотрудничеству только на контрактной основе. Это позволяет заключить, что ограничение их участия в конкретных мероприятиях и применительно к конкретным лицам обеспечивается лишь профессиональными обязанностями, выполнение которых не распространяется на органы, осуществляющие ОРД. Однако это не значит, что при помощи оперативно-розыскных средств и методов можно нивелировать права обвиняемых, манипулировать ими.
      Представляется, в частности, недопустимым проведение отдельных негласных оперативно-розыскных мероприятий, нарушающих право адвоката на встречу с подзащитным наедине. Так, свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику правоохранительных органов видеть их, но не слышать (ст. 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"). Из этого вытекает допустимость проведения в отношении адвокатов такого оперативно-розыскного мероприятия, как наблюдение, не связанного однако, со слуховым контролем и фиксацией звуковой информации.
      Осуществление защиты прав и законных интересов является допустимым только средствами и способами, не противоречащими закону. Если это требование нарушено и защитник или подзащитный вышли за пределы правомерного поведения, то не может идти речи об использовании ими права на защиту, а соответственно и ставиться вопрос о его соблюдении в части действий, противоречащих закону.
      В такой ситуации представляется допустимым применение средств и методов ОРД, обусловленных тайным способам противодействия органам правосудия и реализуемых с участием адвоката (защитника), переводчика или других лиц. Это связано с необходимостью защиты интересов свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства, являющихся объектами новых посягательств со стороны преступника, реализацией принципа всесторонности и объективности рассмотрения обстоятельств дела. Иначе говоря, в подобных случаях речь идет не о действиях, которые ограничивают право на защиту по уже совершенному преступлению, а о выявлении, предупреждении и пресечении нового преступления, обеспечении интересов правосудия.
      15. В комментируемой статье предусмотрено обеспечение права на неприкосновенность жилища, закрепленного Законом об ОРД в развитие конституционного положения, которое трактует его как запрет на проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ).
      Как следует из приведенного конституционного положения, речь идет только о жилище и только о случаях проникновения в него против воли проживающих в нем лиц.
      16. Под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания (см. примечание к ст. 139 УК РФ). Это могут быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья на строительстве железных дорог, ЛЭП и других сооружений в изыскательских партиях, на охотничьих промыслах и т.п.
      К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей. К жилищу, даже временному, не может быть отнесено купе поезда, каюта теплохода, поскольку поезд и теплоход являются транспортными средствами.
      17. Основным правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами (договоры аренды, найма, субаренды, поднайма, ордер, свидетельство о праве собственности и т.п.) или должностными лицами, а равно титулодержателями, так и лица, вселенные в жилое помещение (в том числе на время) по воле проживающих в нем на законном основании.
      18. Не является нарушением неприкосновенности жилища проведение ОРМ, сопряженное с вхождением в него с согласия хотя бы одного из проживающих в нем лиц либо в их отсутствие, но с разрешения и в присутствии администрации гостиницы, санатория, дома отдыха, пансионата, кемпинга, туристской базы, другого подобного учреждения, если такие ОРМ не связаны с отысканием, осмотром вещей, имущества, принадлежащего лицам, постоянно или временно в них проживающих, и при условии, если вхождение в помещение в их отсутствие представителей администрации предусмотрено правилами пребывания (проживания, внутреннего распорядка) или условиями договора (уборка помещения, ремонт сантехнического оборудования и др.).
      19. Установленное Конституцией РФ право на неприкосновенность жилища может быть ограничено федеральным законом или на основе судебного решения. Комментируемый Закон это предусматривает (см. ст. 8 и комментарий к ней). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 24 декабря 1993 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" обязал все суды общей юрисдикции и военные суды рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд. Эти материалы направляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии со ст. 9 Закона об ОРД.
      20. Не образует нарушения неприкосновенности жилища использование права беспрепятственного вхождения в него и их осмотр при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершено или совершается преступление, произошел несчастный случай (см. п. 18 ст. 11 Закона РФ "О милиции").
      В случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц необходимо в течение 24 часов уведомить прокурора.
      21. Ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ст. 23 Конституции РФ). Основания и порядок проведения ОРМ, ограничивающих такие права, и порядок судебного рассмотрения материалов регламентированы Законом об ОРД (см. ст. 8, 9 и комментарии к ним).
      22. В анализируемой норме законодателем обозначена реализация прав человека и гражданина в форме их соблюдения. Таким образом, здесь речь идет не о том, что субъекты ОРД в принципе не могут ограничивать такие права, а о том, что такое право может быть ограничено в установленном законом порядке и (или) в предусмотренных законом случаях. Это соответствует и предписаниям норм Конституции РФ. В частности, в ее ст. 24 отмечается, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается, т.е. наличие такого согласия не образует нарушения неприкосновенности частной жизни.
      Следует отметить, что органы (должностные лица), осуществляющие ОРД, обязаны принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при проведении ОРМ обстоятельства интимной жизни лица, занимающего помещение, с вхождением (проникновением) в которое эти мероприятия были проведены.

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
счетчик посещений